Город «По сравнению с тем, что мы пережили, у вас — мелочи». После трагедии в Белгороде в воронежский интернат приехали беженцы

«По сравнению с тем, что мы пережили, у вас — мелочи». После трагедии в Белгороде в воронежский интернат приехали беженцы

Теперь их просят оформить временную регистрацию

Полицейские просят сдать беженцев паспорта для оформления всех необходимых бумаг

В Воронежскую область снова приехали беженцы из Белгорода. 47 человек опять поселили в центре ухода и социализации «Хохольский». Одни тут оказались в первый раз, другие — вернулись после напряжения обстановки в их городе. Есть сейчас в интернате и те, кто вовсе не уезжал с марта.

Корреспондент Voronezh1.ru поехал в центр «Хохольский», чтобы узнать, как люди пережили новость об обрушении части белгородского дома и легче ли им живется вдали от обстрелов.

«Живу в подвале на работе»

Многие из приехавших беженцев жили в Белгороде в крупнейшем районе Харьковская гора. Через него проходит улица Щорса, на которой и стоял дом, где 12 мая после ракетной атаки обрушился целый подъезд. Некоторые жили в нескольких сотнях метров от места ЧП.

— Жутко. Глеб, расскажи, какая слышимость была, — просит своего сына Ольга.

— Очень громко было, — вспоминает Глеб. — Как будто над нашим домом что-то пролетает.

Разрушение соседнего дома и стало последней каплей, после которой Ольга с сыном решили уехать из Белгорода. Она считает, что в Воронеже спокойнее и, как минимум, можно нормально выспаться. Но у нее под постоянными обстрелами еще остались родители.

— За них, конечно, есть какая-то фоновая тревога. Мы постоянно отслеживаем предупреждения [об опасности].

Корпус, где живут беженцы, открыли недавно

Еще одна женщина — Елена Попченко — настолько торопилась на автобус до Воронежа, что практически ничего с собой не взяла. Она говорит, у нее нет даже расчески. Теперь Елена ищет волонтеров или добровольцев, кто может привезти ей хоть какие-нибудь ее вещи.

— Я живу в подвале на работе. Там хотя бы нет прилетов, — рассказывает женщина. — В соцзащите я еле выпросила [возможность уехать из Белгорода]. И вообще не в тот автобус села. Никакой организации толком нормальной [при выезде] из Белгорода не было.

«Прилетит либо на голову, либо в дом»

Несмотря на всё сильнее накаляющуюся ситуацию в Белгороде, многие решились на отъезд в другой город только из-за детей. За себя они переживают не так сильно.

— Невозможно находиться каждый день под обстрелами этими: дети постоянно напуганы. Ребенок просыпается и плачет, — рассказывает Анастасия. — Везде небезопасно. <...> Страшно не за себя, а за детей. <...> Не знаешь, куда прилетит: либо на голову, либо в дом. Сейчас, в такой обстановке, нигде особо не спрячешься.

Другая женщина, которая приехала в Воронежскую область с сыном, говорит, что им постоянно приходилось сидеть в ванной из-за ракетных обстрелов.

— У меня ребенок боится этого, он только что из лагеря в Нижегородской области приехал. Мне его пришлось отправить туда, он там больше месяца был. Ему вообще 8 лет, — говорит Вера Телушкина. — Мы в постоянном напряжении. Но все верят, что будет хорошо в скором времени.

Были ли хоть какие-то моменты, когда можно было расслабиться за последний год?

— Нет, наверное. Пока не перестанут обстреливать [этого не произойдет].

А Ольга Асеева считает, что страшно не только жить под обстрелами, но и решиться на переезд в другой регион.

— Это всегда трудно. Хотелось бы сидеть у себя дома, а не в ПВРе (Пункте временного размещения — Прим. ред.), как бы тут ни было хорошо. Я имею в виду Воронежскую область, — считает Ольга Асеева.

Ольга Асеева уехала из Белгорода только из-за ребенка

Ее вместе с ребенком в интернат привез муж на машине. После он вернулся обратно в Белгород. Сейчас пара старается не думать о том, что, возможно, им придется уехать из родного города окончательно.

— Надеемся на лучшее, но, если придется, мы примем это решение, — продолжает Ольга. — У нас есть родственники на севере. У мужа на одном севере, у меня — на другом.

«Сажала ребенка в угол и закрывала собой»

Белгородцы говорят, что по сравнению с тем, что творится в их городе, в Воронеже всё спокойно. Даже несмотря на объявления об авиационной опасности или угрозах атаки беспилотников. Многие на эти сообщения попросту не реагируют.

— Это такие мелочи. Ну правда. По сравнению с тем, что мы пережили там, — уверяет Елена Столяр. — Когда у нас объявляли ракетную опасность, я ребенка в угол сажала и закрывала его собой. Потому что я понимала: если прилетит, с двух сторон его стены закроют, а с третьей — я.

Она живет в центре социализации «Хохольский» со своим младшим сыном уже два месяца. Первое время с ними была и старшая дочь, но после она решила вернуться в Белгород, к своему мужу.

— Я была против, конечно, но ей 31 год в сентябре. Она взрослая девочка, сама принимает решения, — говорит Елена. — Я несу ответственность за младшего сына, ему 8 лет. А она несет ответственность за своего ребенка, поэтому она решила, что так будет лучше для них. Я на это не могу повлиять.

Елена Столяр два месяца не ездила в Белгород

Женщина говорит, что даже вдали от дома постоянно следит за всеми новостями в Белгороде. А когда 12 мая на улице Щорса после ракетного обстрела обрушился подъезд, она проплакала полдня.

— Я в душе, конечно, радовалась, что это не в дом к моим детям прилетело, но я рыдала полдня.

По словам Елены, находясь в Воронежской области, тревога немного отступает. Но душа у нее болит по-прежнему:

— Страшно. Если честно, врагу не пожелаешь того, что мы там переживаем. Я никогда не могла подумать, что мы в такой ситуации окажемся.

Никогда — это в 2022-м?

— До 2022 года.

«В чём проблема сдать паспорт?»

В среду, 15 мая, утром всех беженцев собрали в общем зале. К ним пришли местные полицейские. Начав с приветственных слов, они продолжили тем, что белгородцам нужно оформить в доме-интернате временную регистрацию, чтобы администрация учреждения могла финансово отчитываться за постояльцев. Для этого полицейские попросили всех временно сдать свои паспорта.

Но людям это не понравилось. Потому что некоторые уже два месяца жили в центре «Хохольский» и с них никаких документов не требовали.

— А потом докажи, что я вам отдавала этот документ. Лучше я администрации отдам его, а не вам, — с недоверием сказала одна из женщин.

— Так они всё равно их мне привезут, — ответила полицейская.

— В чём проблема сдать паспорт на день-два? — спросил ее коллега.

— Вы знаете, кредиты ведь берут…

— Послушайте, мы сотрудники полиции, работаюшие более 20 лет в органах. Разве мы похожи на преступников? — продолжает полицейский.

— У меня была практика в ПВРе с украинцами: украинские паспорта люди сдавали. Вы-то чего испугались? — задалась еще одним вопросом сотрудница МВД.

До последнего некоторые постояльцы были против отдавать свои паспорта полицейским. Градус беседы всё сильнее повышался. Но в какой-то момент женщина из МВД сказала, что ей всё равно, оформят ли беженцы временные регистрации или нет. Но если они откажутся это сделать, по ее словам, деньги на их содержание в «Хохольском» выделяться не будут.

Самая оперативная информация — в нашем телеграм-канале.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY1
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD3
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем