Здоровье «В 17 лет я весил 158 кило»: сын Никаса Сафронова рассказал, как чуть не умер из-за лишнего веса

«В 17 лет я весил 158 кило»: сын Никаса Сафронова рассказал, как чуть не умер из-за лишнего веса

Отец отказывался общаться с ним, пока тот не похудеет

Однажды Луке Сафронову удалось сбросить 76 килограммов, но потом он снова набрал вес

Лука Сафронов известен в мире шоу-бизнеса не только благодаря своему отцу — художнику Никасу Сафронову. Он с детства был заметной фигурой. А всё из-за избыточного веса. Еще в раннем возрасте у Луки появились лишние килограммы, которые однажды его чуть не убили.

Когда Лука был школьником, мама отдала его в Центральную музыкальную школу в Москве. Эта всесоюзная кузница будущих Стравинских, Спиваковых и Рахманиновых до сих пор считается самым сильным и конкурентным музыкальным образовательным учреждением. И в воспитании талантов педагоги готовы на всё. По признанию Луки Сафронова, заниматься ему порой приходилось по 8–12 часов в день.

От такой нагрузки сын звездного художника, как и любой ребенок, начал выгорать. А спасение от выгорания нашел в холодильнике. Так он начал набирать свои первые лишние килограммы.

Старания учителей не прошли даром. В начале двухтысячных, когда Луке было 11 лет, его пригласили в Швейцарию.

— И мама сказала: «Оставайся в Швейцарии, всё у тебя будет хорошо, будешь учиться, потом преподавать». Но я ей сказал: «Мама, мне тут плохо, мне тут будет скучно, грустно, одиноко, я люблю Россию, я хочу вернуться на родину», — рассказал Лука в эфире программы «Битва за тело» (16+).

Мама к решению сына отнеслась скептически. Это расстроило музыканта, и он снова начал заедать стресс.

— Я, как талантливый цирковой медведь, катался на одном колесе, и меня воспитывали методом кнута и пряника, — признается Лука.

Так как пряник я выбирал чаще, успех был налицо, я в 17 лет весил 158 килограммов.

Вскоре на лишний вес Луки начали обращать внимание педагоги. Повлиять на ситуацию просили его отца.

— Мне тогда было неудобно, — признается Никас Сафронов. — Жаловался его педагог школы этой: талантливый парень, но полный, как-то некрасиво. Когда выступает на сцене — тоже. Потом все привыкли к нему как к некому арт-объекту. Я хотел повлиять как-то и получить результат моего влияния.

Никас Сафронов поставил Луке условие: либо сын слушает отца и худеет, либо живет как хочет, но тогда они общаются только по необходимости.

— Я думал, что это ему нужно для каких-то своих внутренних амбиций. Наверное, потому что он художник и привык видеть что-то красивое, — говорит Лука. — Я понимал, что он беспокоится за меня, но у меня была ревность, было желание доказать ему, и я похудел. Мне хотелось доказать себе, доказать отцу в первую очередь, что я вот такой сильный, что это для меня ничто.

Собрав волю в кулак, Лука изменил режим питания и, по его словам, за девять месяцев похудел со 158 кг до 74. Тогда появилась новая проблема — у музыканта стала свисать кожа.

— И у меня был такой блинчик, который некоторые называют фартуком. Но если обычный фартук предохраняет от брызг раскаленного масла, то меня фартук предохранял от возможного деторождения в будущем. Поэтому отец очень переживал за меня, волновался, — рассказывает Лука.

Чтобы избавить ребенка от «фартука» и привести его фигуру в порядок, отец обратился к помощи народной медицины и познакомил сына с учителем Александром.

— Учитель Александр был такой мужчина лет 60, рост его был метр 95, он был худощав, абсолютно лысый, и один глаз его смотрел по направлению Сатурна, — описывает Лука лекаря. — Он сразу мне сказал, что если я буду слушать его, мой живот и кожа на животе уйдет.

При первом знакомстве врачеватель объяснил, что суп есть опасно, потому что «от него язва», что есть нужно только всухомятку, а чай пить нельзя. Еще рассказал, что есть способ массажа, при котором живот уйдет, как его и не бывало, и назначил сеанс на следующий день. Придя в назначенное время и место, Лука чрезвычайно удивился — дверь ему открыл совсем не учитель Александр, а незнакомый мужчина в исподнем.

— Он был маленький, волосатый и в трусах. На коже его были капли пота, он пригласил меня пройти к учителю. В этот момент я начал что-то подозревать, — рассказывает Лука. — Подозрения абсолютно отпали, когда в трусах меня встретил и сам учитель, который был немножко с одышкой, вспотевший, и объяснил, что они только что со своим помощником занимались единоборствами. Он предложил мне переодеться прямо при них. Я переоделся, и в этот момент учитель Александр обомлел. Когда он понял, что помимо проблемы живота у меня есть еще большая проблема — грудь. Она тоже обвисла. На что он, потирая руки, сказал: «Животом мы займемся потом, а сегодня будет массаж груди».

Не дожидаясь начала сомнительного курса массажа, музыкант собрал свои вещи, убежал от целителя, а в дальнейшем решил вместо народных методов использовать пластическую медицину. У парня была цель: преподнести отцу на день рождения нового себя. И он записался на абдоминопластику. Правда, и здесь таланту не повезло.

— Подпольно в двухкомнатной квартире мне сделали абдоминопластику. Там мне отрезали 8 килограммов живота, после чего зашили ниткой и на следующий день предложили поехать немедленно домой, ведь квартиру приехали снимать новые владельцы, — рассказывает Лука.

Через неделю после операции у музыканта начались гастроли в Париже. Забинтованный Лука полетел выступать, но за границей у него произошел инсульт. Сначала лечить его собирались во Франции, но потом перевезли в Россию.

После парижского удара Сафронов принял сына таким, какой он есть. Пусть большой и неуклюжий, но главное — живой. А Лука решил не лишать себя главной радости в жизни.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
«Мы тоже люди»: сотрудница пункта выдачи — о штрафах за отзывы, неадекватных клиентах и рейтингах
Анонимное мнение
Мнение
Почему лучше успеть оформить загранпаспорт до 1 июля и как это сделать — советует юрист
Дмитрий Дерен
адвокат
Мнение
«Была отстоем — отстоем и осталась»: что не так с платной дорогой М-4 «Дон» через Воронеж на юг России?
Анна Голубницкая
внештатный корреспондент Городских порталов
Мнение
«Работа учителя — это ад»: педагог — о причинах своего решения навсегда уйти из профессии
Ирина Васильева
тюменская учительница
Мнение
«Реформаторы примут решение, а вы, бабоньки, вывозите. Выручайте страну». Что думает про отмену ЕГЭ обычный учитель
Ирина Ульянова
Учитель
Рекомендуем