PROVORONEZH
Погода

Сейчас-2°C

Сейчас в Воронеже

Погода-2°

переменная облачность, без осадков

ощущается как -8

6 м/c,

ю-в.

760мм 54%
Подробнее
USD 92,04
EUR 99,92
Семья Страна и мир проблема

Банкротство мертвого. Отец троих детей получил в наследство от бывшей жены 2,5 миллиона долга и массу проблем

Он всего лишь хотел оформить на себя долю в общей квартире, но всё пошло хуже некуда

Вместе с долей в квартире Сергей и его дети неожиданно получили в наследство огромный долг в 2,5 миллиона рублей

— Это был ужасный год. Всё свалилось: похороны, долги, одно, другое. Еще нужно было как-то объяснять старшим детям, что происходит, не показывать эмоций, заниматься младшим ребенком, домом, зарабатывать.

Житель Каменска-Уральского Свердловской области после смерти бывшей жены пошел к нотариусу, чтобы оформить в наследство ее долю в квартире, купленной во время брака. Юридически ситуация вполне обычная. Но вместе с долей в квартире, в которой он прожил много лет и которую считал своей, мужчина и его дети неожиданно получили в наследство огромный долг в два с половиной миллиона рублей. Об этом — в материале наших коллеги из E1.RU.

Сергей (имена и некоторые личные детали изменены по просьбе героя публикации) расстался с Ириной после долгих лет совместного брака. О причинах говорит коротко, не вдаваясь в подробности: так получилось, решили жить отдельно. При этом разъехались вполне цивилизованно: без скандалов и ссор. Жена вместе с пятилетним младшим сыном уехала жить в Екатеринбург. Там снимала квартиру, работала. У нее была своя фирма по оказанию финансовых услуг: вела бухгалтерию фирмам, проводила аудит, рассчитывала налоги. По договоренности старшие дети-подростки (сын и дочь) остались жить с Сергеем. Они сами выбрали, что будут с отцом.

Официально развод так и не оформили. Сергей говорит, что для него это было не принципиально. Для жены, видимо, тоже — создавать новые семьи никто из них не собирался. Просто жили отдельно, своей жизнью, общались нечасто.

Через четыре года после расставания Ирина умерла от ковидной пневмонии. Сергей вспоминает, что до этого она жаловалась на плохое самочувствие: постоянные простуды, ОРВИ, кашель, температуру. Причину такого внезапного падения иммунитета так и не выяснили.

При очередном обострении ОРВИ стало настолько плохо, что Ирину положили в больницу.

— Выяснилось: пневмония. Вылечили, выписали, но она снова почти сразу заболела, опять пневмонией. Во второй раз, только она вышла из больницы, подхватила ковид. Снова больница, осложнение в виде пневмонии. В этот раз не спасли, — рассказывает Сергей.

После всех печальных хлопот, связанных с похоронами, он пошел к нотариусу. Их жилье было куплено в браке и считалось совместно нажитым имуществом. Это трехкомнатная квартира в старом пятиэтажном доме. Сергей когда-то сам купил ее для семьи, продав квартиру, которая досталась ему от родителей. Юридически он был единственным титульным собственником. После расставания Ирина на свою долю не претендовала, раздела-размена не требовала, ведь там жили их дети — но после смерти от ее желания уже ничего не зависело: половина жилья, купленного в браке, по умолчанию принадлежала ей.

Сергей пошел к нотариусу оформить долю жены в их общей квартире

В общем-то, ничего особенного в этой ситуации с юридической точки зрения не было. Доля умершего супруга просто входит в состав наследства и переходит к наследникам. Сергей думал, что это просто формальная процедура: пойти к нотариусу и вступить с детьми в наследство.

Правда, кроме доли в общей квартире у Ирины также осталась машина. Когда-то супруги, еще живя вместе, взяли ее в кредит. Ирина при расставании забрала машину себе и продолжила платить за нее.

Итак, нотариус открыл наследственное дело. Процедура принятия наследства идет в течение полугода. За это время нотариусы делают запросы в банки и другие учреждения, выясняют, были ли открыты вклады, есть ли у умершего непогашенные долги и другое имущество.

Сначала выяснилось, что автомобиль по решению суда изымается банком из-за задолженности по кредиту. Но Сергей по этому поводу не переживал, ведь ему не нужна была машина бывшей жены.

Но дальше его ждали настоящие потрясения. Спустя какое-то время Сергей узнал, что вместе с долей в квартире ему достается в наследство еще и огромный долг. Оказалось, что у Ирины было несколько задолженностей по потребительским кредитам. Банки вышли с исками в суды. Видимо, из-за частых болезней и госпитализаций женщина уже не могла работать в полную силу, начались просрочки.

— В последний год старший сын переехал жить к бывшей жене. Ирина тогда с утра до вечера работала и попросила старшего по возможности помочь с младшим братом. Сын согласился, я тоже был не против, — вспоминает Сергей. — И вот он рассказал мне всё, что знал о последних событиях. Ирина в конце года должна была получить крупную сумму за работу — свою зарплату от фирм и компаний, которым она оказывала услуги. На эти деньги собиралась погасить долги по кредитам. Просрочки на тот момент были, возможно, еще некритичные. Но не успела. Всё это я знаю только со слов сына; никаких договоров и документов я не нашел. Никто из компаний, на кого она работала, на меня сам так и не выходил.

Отказаться от наследства — значит потерять квартиру?

Кроме кредитных долгов на мужчину свалился гражданский иск более чем на миллион — он тоже достался от Ирины.

— Сын рассказал, что у жены возник конфликт с каким-то ИП. Якобы, она переводила деньги куда-то не туда, присвоила их, они обратились в полицию с заявлением о мошенничестве. Сама Ирина объясняла, что ипэшники не расплатились с ней за услуги и хотят свести счеты, подведя ее под уголовную статью. Что было на самом деле, не знаю, — объясняет Сергей.

Уголовное дело в итоге было прекращено в связи со смертью подозреваемой. Тогда заявители подали судебный иск к Сергею как к правопреемнику, требуя вернуть им миллион двести тысяч, которые якобы должна им его бывшая жена. В суде мужчина не понимал, в чем суть дела.

«Я охранник, ни в каких финансах совершенно не разбираюсь. Я просто ничего не мог сказать по делу в защиту жены»

А истец, представитель ИП, предлагала в суде ошеломленному ответчику оценить и продать квартиру, чтобы погасить долг. Общая сумма по всем искам, объединенным в одно производство, оказалась около двух с половиной миллионов рублей.

Сергей работал охранником, подрабатывал водителем. Старшим детям только исполнилось 18 лет, они заканчивали школу. Выплачивать с 50 тысяч рублей долг и жить на остатки с тремя детьми было нереально. По закону приставы могут удерживать до 50 процентов дохода.

— Я не знал, что делать. — вспоминает Сергей. — Отказываться от наследства? Но я не хотел, боялся потерять нашу единственную квартиру.

Поясним: по закону, если наследников нет или все отказываются от наследства, имущество переходит в государственную или городскую собственность.

— Я подумал, что пришлось бы нашу половину тоже продавать, не жить же с чужими людьми. Покупать какую-то комнату или съемное жилье, — объясняет отец семейства. — Тупиковая ситуация. Если бы мне в наследство досталась какая-то другая квартира в придачу с долгами, я бы отказался не раздумывая. Но тут я терял свою — и я вступил в наследство, не зная, что делать с долгами.

Несколько судебных исков объединили в одно производство. Общий долг составил 2,5 млн рублей

В какой-то момент появилась надежда, что можно закрыть хотя бы часть долга. Выяснилось, что Ирина купила земельный участок под Екатеринбургом. Сергей стал планировать, что продаст его. Но и тут всё было неладно. Как оказалось, земля была куплена в рассрочку. После смерти бывшей жены стала копиться задолженность. По договору купли-продажи, если в течение полгода не вносится плата за землю, бывший владелец вправе забрать ее обратно. Так и получилось.

Сергей говорит, что ему не нужна была никакая земля — он просто хотел спокойно жить в своей квартире, как раньше, воспитывать детей.

Последним штрихом в этой запутанной истории о наследстве стало вот что.

Старший сын и дочь к тому времени заканчивали школу, собирались учиться дальше. Сергей рассчитывал: если они не пройдут на бюджет, то учебу можно будет оплатить материнским капиталом. Сертификат на федеральную выплату был у него, а вот областной документ он найти не смог. Ничего страшного в этой ситуации не было, в случае утери можно сделать дубликат.

Но тут выяснилось, что маткапитал на детей уже использован. Бывшая жена, не сказав ему ничего, вложила сертификаты в строительство загородного дома. На том самом земельном участке, который она купила в рассрочку — и его вот-вот должны были отобрать за долги и нарушение договора. Видимо, Ирина обратилась в Пенсионный фонд с заявлением об утере документов, и ей как раз сделали дубликаты.

Но никакого намека на дом на том участке не было. Стали выяснять. Оказалось, что маткапитал был перечислен некой строительной компании еще пару лет назад, но те за два года лишь разровняли участок. На этом стройка закончилась, даже ямы под фундамент не было.

Что делать? Где искать этих застройщиков? Как отчитываться перед Пенсионным фондом за нецелевое использование денег?

Сергей вспоминает:

— Это был ужасный год. Всё свалилось: похороны, долги, одно, другое. Еще нужно было как-то объяснять старшим детям, что происходит, не показывать эмоций и паники, заниматься младшим ребенком, домом, бытом, зарабатывать.

Выход нашли… в банкротстве умершей

Мы разобрали эту ситуацию вместе с уральским юристом Юлией Майоровой, она представляла интересы Сергея — самостоятельно ему выбраться из-под такой глыбы проблем было совершенно нереально.

Итак, у мужчины на руках было три иска, объединенных в одно производство, — и как к физическому лицу, и как к законному представителю ребенка. Совершеннолетние дети от наследства уже отказались, чтобы не запутывать ситуацию еще больше.

— Сергея было просто по-человечески жаль. Представьте: жил человек спокойно в своей квартире, по средствам, не влезал ни в какие долги и кредиты и вдруг стал должником. Он искренне не понимал, что происходит, что с этим делать, не разбирался в юридических моментах.

По закону, если вы приняли в наследство квартиру стоимостью, например, в два миллиона, то и долг (если он есть) вы принимаете максимум на два миллиона. Квартира Сергея стоит 2,5 миллиона, а значит, на нем повис бы долг только на 1 миллион 250 тысяч. Говоря юридическими терминами, актив не должен превышать пассива.

По словам юриста, главная ошибка Сергея была в том, что он всё-таки принял наследство.

— Он сделал это из страха потерять квартиру, но он бы ее не потерял. Дело вот в чем. Квартира была куплена на денежные средства от продажи квартиры, принадлежавшей его отцу. Все документы, договоры купли-продажи были. Такое имущество исключается из категории совместно нажитого, так что квартиру можно было спасти при отказе от наследства. Но проблема была в том, что все сроки на право отказа у Сергея уже прошли.

«По закону отказаться от наследства можно было не позднее чем до истечения шести месяцев с момента смерти»

Судебной практики восстановления срока для отказа от наследства я не нашла. Тогда (кстати, по совету нотариуса) мы пошли другим путем, — объясняет юрист.

Выход нашли… в банкротстве умершей супруги. Оказывается, есть такая практика. Первые дела по введению нормы банкротства мертвого появились в арбитражных судах относительно недавно, в 2016 году.

— Мы подготовили пакет документов в отношении процедуры банкротства наследодателя (Ирины) и обратились в арбитражный суд Свердловской области, — рассказывает Юлия Майорова.

Началась процедура реализации имущества, Синарский районный суд прекратил производство по долговым обязательствам. Верховный суд дает разъяснение по этому поводу: долги в этом случае могут быть предъявлены только в рамках производства по банкротству. Всех кредиторов направили в банкротное дело.

Вообще-то, принятый закон по банкротству умерших прежде всего выгоден кредиторам. У них появилась возможность взыскивать долги с имущества наследника. Но в случае с Сергеем эта процедура, наоборот, спасла его: никакого имущества, с которого можно было бы взыскать, у него просто не было.

— На сегодняшний момент квартира является единственным жильем, ее не тронут (предметом роскоши она не является), — говорит юрист. — По второму объекту (автомобилю) решение суда было принято еще при жизни наследодателя, на него было обращено взыскание. Земельный участок (тоже имущество) находился в залоге. Впрочем, ни машина, ни земля, как вы видите, моего доверителя не интересовали. Он просто хотел с детьми жить в своей единственной квартире.

И всё-таки эта история решилась пока не до конца. Сейчас, по словам Юлии Майоровой, осталось самая сложная задача: нужно вернуть материнский капитал, который ушел непонятно куда.

— Сейчас мы готовим обращение в органы прокуратуры, которые наделены полномочиями действовать в интересах несовершеннолетних, а также государства по вопросу возврата денежных средств государственной поддержки, — поясняет юрист.

Многие наивно считают банкротство спасительной процедурой, избавляющей от долгов. При этом они уверены, что единственное жилье неприкосновенно, — но есть нюансы. Прочитайте историю, как жительница Екатеринбурга из-за банкротства едва не потеряла квартиру.

А еще мы разбирали случай, когда у женщины-банкрота с двумя детьми отключили электричество. Юрист объяснил, насколько это законно.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
0
Пока нет ни одного комментария.
Начните обсуждение первым!
Гость
войти
ТОП 5
Рекомендуем